Память | Астрономические мероприятия и наблюдения звездного неба в Крыму!

Память

Двигатель пронзительно выл, судорожно загребая горячий летний воздух стальными лопастями. Выворачивая штурвал, Штейн заходил на новый виток. Успех операции был потрясающий и предсказуемый. Полное господство в воздухе: ошеломленное ПВО защищалось слабо, а самолеты противника факелами полыхали на аэродромах, даже не взлетев. Можно спокойно спуститься чуть ниже, сбросить последнюю бомбу и возвращаться на базу. Город, проплывающий под серым фюзеляжем с черными крестами, стонал и плакал. Бились в агонии дома, переворачивались и замирали автобусы и трамваи, фабрики укутывались черным дымом, словно пытаясь спрятаться от безжалостных налетчиков.

Приближается последняя цель – узел связи морского порта. Рука потянулась к кнопке сброса. Еще секунда и … и тут он увидел девочку. Она стояла неподвижно, прижав к груди черного плюшевого мишку, и удивленно глядела в небо. Одна, на пустой улице, усыпанной осколками стен и стекол. Это невозможно! – сказал он себе и надавил до отказа на кнопку…на долю секунды позже, чем надо. Тяжелая бомба медленно отделилась от самолета и, набирая скорость, со свистом понеслась вниз…

***

Он с трудом разлепил морщинистые веки и огляделся. Старые глаза впились в подернутый голубой дымкой морской горизонт, по привычке высматривая на нем силуэты кораблей... С криками носились чайки, иногда пронзая синюю гладь, чтобы вытащить из нее рыбешку. Солнце пекло нещадно. Штейн достал из кожаной сумки белую кепку и натянул на седую голову. Отхлебнул минералки и вслушался в речь экскурсовода: «Сорок лет назад, во время одного из первых фашистских налетов, сюда упала одна из крупнейших авиабомб Второй Мировой, и, не разорвавшись, ушла под землю на несколько метров. Разминировать ее и извлечь на поверхность не удалось. И она по сей день ждет…»

Летчик вздрогнул и отшатнулся. Сердце ухнуло куда-то в пропасть, а в голове зазвенели тысячи натянутых до предела струн. Постояв немного и отдышавшись, он резко развернулся и пошел прочь.

***

Это невозможно! – говорили ему друзья, когда он рассказывал про девочку, - С такой высоты и на такой скорости увидеть девочку невозможно! Просто ты был еще молодой и слишком впечатлительный.

Это невозможно! – убеждал он сам себя. Но еще несколько лет, почти каждую ночь, девочка стояла, прижимая к груди плюшевого мишку, а он давил, давил, давил на кнопку…и просыпался в холодном поту, со сведенными судорогой пальцами. Потом война закончилась, он ушел на гражданку, женился, занялся бизнесом, и все стало забываться.

***

Ехать в этот город и будоражить память не хотелось. Но главный партнер по бизнесу оказался человеком со странностями. Он хотел, чтобы контракт, к которому шли так долго, был подписан именно здесь. Пришлось соглашаться. Скорей бы расправиться с этим - самое время передавать дела и уходить на заслуженный отдых.

В отеле было душно. Тонкие стены, обклеенные модными обоями, легко пропускали голоса веселящихся соседей. Одевшись, Штейн вышел на ночную улицу и глубоко вдохнул. Какое-то тоскливое, щемящее чувство проникло в грудь вместе с влажным воздухом. Он сделал шаг по мостовой и ноги сами понесли на набережную.

«И она по сей день ждет…» - повторял голос в голове. Штейн шел и шел, не обращая внимания на проезжавшие автомобили и одиноких прохожих. Что это?! На том самом месте, где днем был экскурсовод, стояла маленькая девочка. Она крепко прижимала к груди плюшевого мишку и удивленно глядела в темное небо. Искусанные розовые губы дрожали, а по щеке стекала слеза. Летчик попятился, но… земля под ним застонала, как немой, силящийся что-то произнести, и мир со страшным грохотом перевернулся.

Утром в газетах появилась заметка: «Этой ночью, на одесской набережной, от детонации авиабомбы времен Второй Мировой войны, погиб известный немецкий бизнесмен…»

Назаров С.В.

Идею подкинул  Давид Мкртичан.

09.12.09, КрАО

Все творчество

Комментарии

вот

вот это,действительно, сильно. впрочем, остальное очень талантливо тоже. И описания "побегушек" сочные. Надеюсь в будущем знать Вас, как известного писателя. И желаю успехов в науке, конечно. :))